Слово в Неделю о блудном сыне

Безмерная любовь Бога к человеку являет себя в величайшем терпении, в прощении и в великой радости. Такая любовь и такое отношение к людям на земле может быть уподоблена только родительской любви. Кто имеет большее терпение по отношению к какому бы то ни было живому творению на земле, чем мать ко своему ребенку? Чье прощение превосходит родительское? Кто так плачет от радости над исправившимся грешником, как сердце матери над исправившимся чадом своим? Материнскую любовь на земле, с тех пор как существует земля, превзошел лишь Господь наш Иисус Христос Своею любовью к роду человеческому. Его терпение простерлось до страшных мук на Кресте; Его прощение изливалось из сердца и уст Его даже и с самого Креста; Его радость о покаявшихся была единственною радостью, озарявшею Его мученическую душу в течение всей жизни на земле. Только любовь Бога превосходит любовь материнскую. Только Бог любит нас более, нежели мать; только Он проявляет по отношению к нам больше терпения, нежели мать; только Он прощает нам больше, нежели мать; и только Он радуется нашему исправлению более, нежели мать.

У кого нет терпения к нам, когда мы грешим, тот не любит нас.

Не любит нас и тот, кто не прощает нас, когда мы каемся во грехах.

А менее всего любит нас тот, кто не радуется нашему исправлению.

Терпение, прощение и радость главные особенности Божественной любви. Любовь без этих особенностей – не любовь.

Сегодня в Евангельском чтении мы слышали, что старший брат, прогневался на отца за милосердие к младшему брату, подобно книжникам и фарисеям, гордых своим по виду точным и строгим исполнением закона, но в душе холодных и бессердечных в отношении к своим братиям. Как старший брат так и мнимые точные исполнители закона фарисеи гневались на Господа Иисуса Христа за то, что Он вступает в близкое общение с кающимися грешниками. Вместо сочувствия брату и отцу, старший брат начинает выставлять свои заслуги, брата не желает даже называть “братом”, а презрительно говорит: “этот сын твой”.

Возмущаясь, старший сын обвиняет младшего брата в том, что тот расточил имение с блудницами. Скорее всего, это домыслы самого старшего брата. Его собственное скрытое желание. Так часто бывает. Порой мы обвиняем ближнего в том, что мучает нас самих. Это свидетельство того, что при внешней праведности у него внутри нет подлинной духовной жизни, нет работы над собой. Нет того покаяния и сердечного сокрушения, которое соединило с Отцом блудного сына и оскорбляет отца не меньше чем некогда его непутевый брат.

Будем помнить о тех опасностях, которые встечаются у нас на пути, к нашему Отцу. И будем молится за всех и прежде всего о самих себе, чтобы Господь даровал нам силы, для жизни духовной, чтобы когда вернется наш брат или сестра, мы были бы готовы разделить с ним трапезу.  Всех нас и каждого человека, прибегающего, Отец готов принять в свои обьятия.

Иерей Владислав Азевс
24 февраля 2019 г.

Поделиться: