Таинство Причащения (Евхаристия)

ПРИЧАСТИЕ: ЧТО ЭТО ТАКОЕ И КАК ПОДГОТОВИТЬСЯ?

Причастие — самое серьезное и важное, ради чего стоит приходить в храм. Сам Господь Иисус Христос говорил, что жизнь вечную будут иметь только те, кто станет вкушать Его плоть и пить Его кровь. Каким образом подготовить себя к этому великому Таинству, чтобы принять его во исцеление души и тела, и пойдет речь в этой небольшой статье.

Способ, с помощью которого христиане соединяются с Господом Иисусом Христом через вкушение Его Тела и Крови под видом хлеба и вина, называется Таинством Причастия (Причащения), а богослужение, на котором это Таинство совершается, — Евхаристией, или Божественной литургией.

Согласно Евангелию, причащаться Своим ученикам заповедал Сам Иисус. Первые христиане, по свидетельству книг Нового Завета, с самого начала собирались еженедельно для «преломления хлеба» — так в древности называли Причастие. Происходило это в ночь с субботы на тот день, в который Господь Иисус воскрес из мертвых. Этот первый день недели позже в христианской традиции получил название воскресенья.

По толкованию святителя Иоанна Златоуста, Тело Христо­во, которое мы принимаем в святом Причастии, — это то же самое тело Иисуса Христа, которое страдало на кресте, воскресло и было вознесено на Небеса, а Кровь Христова — та же самая, что была пролита ради спасения мира.

ЗАЧЕМ ПРИЧАЩАТЬСЯ?

В Таинстве Причастия христианин реально соединяется с Богом. В шестой главе Евангелия от Иоанна Иисус говорит о Себе как о хлебе жизни: «Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день, ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною».

По словам преподобного Иоанна Дамаскина, Тело и Кровь Христовы очищают человека от всякой скверны и прогоняют всякое зло. Мы становимся «причастниками Божества», как пишет святой апостол Петр, «своими» для Бога, Его народом. В то же время мы соединяемся и друг с другом, «потому что все мы, причащающиеся от одного хлеба, становимся одним Телом Христовым, одною кровью и членами друг друга», — пишет Дамаскин, перефразируя слова апостола Павла из послания к Ефесянам.

В Новом Завете Церковь Божия, то есть собрание всех христиан, называется Телом Христовым. Быть в Церкви Иисуса Христа можно только через реальное соединение с Ним, то есть с помощью Причастия.

Причащаться крайне необходимо для того, чтобы спастись и наследовать жизнь вечную. Ведь спасение в православ­ном христианском мировоззрении — не внешнее событие по отношению к человеку (вроде того, как если бы Бог на нас сначала гневался, а потом смилостивился), но внутрен­нее перерождение, способность человека жить в полноте любви и благодати через соединение с Самим Богом.

ДОСТОЙНО ИЛИ НЕДОСТОЙНО?

«Кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недос­той­но, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостой­но, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Гос­поднем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает», — пишет апостол Павел в 11 главе Первого пос­лания к Коринфянам. К Причастию следует подходить осоз­нанно, понимая, что ни один человек в мире не может быть достоин того, чтобы принять Тело и Кровь самого Бога.

По Златоусту, достойное Причастие — такое, которое сопровождается духовным трепетом и горячей любовью, верой в реальное присутствие Христа во Святых Дарах и осознанием величия святыни.

Для того чтобы испытать свою совесть перед святым Причастием, христиане исповедуют грехи. Нельзя подход­ить к Чаше в состоянии смертного греха, например, после аборта, посещения гадалки, прелюбодеяния или живя в так называемом «гражданском браке». Такие грехи требуют искреннего покаяния и изменения жизни, и только тогда возможно причащение. Исповедь перед Причастием — не только благочестивая традиция, но и реальная помощь человеку для очищения души. Кроме того, это возможность непосредственно пообщаться со священником о самом главном.

КАК ЧАСТО ПРИЧАЩАТЬСЯ?

Сам чин Божественной литургии, на которой совершается Евхаристия, то есть освящаются хлеб и вино, — совершается для того, чтобы причастились все, кто принимает участие в этом богослужении. В литургии могут быть только участники, и не может быть зрителей. Участие в литургии и причащение стали, к сожалению, «индивидуальным» делом каждого христианина, в то время как по сути это — общее дело, происходящее из самой сущности Церкви.

Выдающийся богослов ХХ века протопресвитер Николай Афанасьев писал: «Быть членом Церкви означало принимать участие в Евхаристическом собрании. Быть участником Трапезы означает «вкушать» от неё. В Евхаристическом каноне нет молитв, которые бы могли возносить не причащающиеся…».

Совместное причащение всех верующих за литургией было настолько самоочевидным, что уклонение от этого принципа рассматривается в церковных канонах как отпадение от Церкви: «Всех верных, входящих в церковь и писания слушающих, но не пребывающих на молитве и святом причащении до конца, как бесчиние в церкви производящих, отлучать подобает от общения церковного», — говорится в 9-м Апостольском правиле. А правило 80 Шестого Вселенского собора говорит, что те, кто без уважительной причины не причастились 3 воскресенья подряд, сами себя фактически отлучили от Церкви.

Стоит стремиться к тому, чтобы причащаться всякий раз, когда мы приходим на литургию. Чувство недостоинства — не повод для уклонения от Причастия. Вот что писал по этому поводу преподобный Иоанн Кассиан: «Мы не должны уклоняться от Причащения Господня из-за того, что сознаем себя грешниками; но еще более и более с жаждою надобно поспешить к нему для уврачевания души и очищения духа, однако с таким смирением духа и верою, чтобы, считая себя недостойными принятия такой благодати, мы желали бы больше врачества для наших ран. А иначе и однажды в год нельзя достойно принимать причащение, как некоторые делают, которые достоинство, освящение и благотворность небесных Таинств оценивают так, что думают, что прини­мать их должны только святые, не порочные; а лучше ду­мать, что эти Таинства сообщением благодати делают нас чистыми и святыми. Они подлинно больше гордости выка­зы­вают, нежели смирения, потому что когда принимают их, то считают себя достойными принятия их. А гораздо пра­вильнее было бы, чтобы мы с тем смирением сердца, по ко­то­рому веруем и исповедуем, что мы никогда не можем дос­тойно прикасаться Святых Тайн, в каждый День Госпо­день принимали их для уврачевания наших недугов, неже­ ли, превознесшись суетным убеждением сердца, верить, что мы после годичного срока бываем достойны принятия их…»

Действительно, бывает такое ложное смирение, которое на самом деле является разновидностью духовной гордыни. Редкое причащение, пишет в своей книге «Святая святым» замечательный богослов ХХ века протопресвитер Александр Шмеман, возникло, по единодушному свидетельству отцов Церкви, из небрежения, но вскоре «стало оправдываться псевдодуховными доводами и было постепенно принято как норма».

«Кого нам похвалить? — спрашивает Иоанн Златоуст. — Тех, кто причащается один раз в году, тех, кто часто при­чащается или тех, кто редко? Нет, похвалим тех, кто прис­тупает с чистой совестью, с чистым сердцем, с безупречной жизнью. Такие пусть всегда приступают; а не такие — никогда. Почему? Потому что они навлекают на себя суд, осуждение, наказание и мучение… Ты сподобляешься трапезы духовной, трапезы царской, и потом опять оскверняешь уста нечистотою? Ты намащаешься миром, и потом опять наполняешься зловонием? Приступая к причащению через год, неужели ты думаешь, что сорока дней тебе достаточно для очищения твоих грехов за всё время? А потом пройдет неделя, и ты снова делаешь то же самое? Скажи же мне: если бы ты, выздоравливая в течение сорока дней от продолжительной болезни, потом опять принялся за ту же пищу, которая причинила болезнь, то не потерял ли бы ты и предшествовавшего труда? Очевидно, что так. Сорок дней ты употребляешь на восстановление здоровья души, а быть может даже не сорок, — и думаешь умилостивить Бога? Ты шутишь, человек. Говорю это не с тем, чтобы запретить вам приступать однажды в год, но более желая, чтобы вы непрестанно приступали к Святым Тайнам».

КАК ПОДГОТОВИТЬСЯ?

1. Понимать смысл и искренне желать Причастия. При­хо­дящий ко Причастию должен осознавать, что это такое и зачем. Мы причащаемся, как уже было сказано выше, для того чтобы соединиться с Самим Богом, вступить с Ним в общение, принять Тело и Кровь Христовы для освящения и очищения от грехов. К этому необходимо иметь искреннее личное желание, а не вынужденное каким-то авторитетом, «долгом», или рекомендацией знахарки или «бабки».

2. Иметь мир со всеми. Чтобы причаститься, необходимо пребывать в мире со всеми людьми, по крайней мере, не иметь желания отомстить. Нельзя принимать Таинство в состоянии вражды или ненависти. Господь Иисус сказал: «Если ты ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспо­м­нишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде прими­рись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой».

3. Не совершать смертных грехов, отлучающих от Причатия. Это прежде всего убийство (в том числе аборты), нарушение супруженской верности, измена Богу с различ­ными гадателями-целителями-экстрасенсами. В случае отступления необходимо прежде всего воссоединиться с Церковью через исповедь у священника.

4. Жить по-христиански каждый день. Для того, чтобы причаститься, лучше не изобретать специальные периоды подготовки, но жить так, чтобы сама повседневная жизнь была совместима с регулярным участием в Трапезе Гос­подней. Существенным содержанием такой жизни являются ежедневная личная молитва, чтение и изучение Библии — Слова Божия, обязательное исполнение Божьих заповедей и постоянная внутренняя борьба с живущим внутри нас «ветхим человеком», с поврежденной грехом нашей приро­дой, влекущей ко греху. Важными составля­ющими духовной жизни являются ежедневное испытание совести (например, перед сном) и регулярная исповедь. Крайне важно для правильной духовной жизни стремление жить не ради себя, но ради ближнего, внутренняя чест­ность, правдивость и смирение перед каждым человеком. Важно также, насколь­ко это возможно, соразмерять свой жизненный ритм и график с богослужебным ритмом, соблю­дая общепринятые посты (среду и пятницу, а также многод­невные посты, из которых наиболее важный — предпас­халь­ный Великий пост) и по возможности участвуя в праздничных богослуже­ниях, которые случаются не только в воскресеные дни.

5. Литургический пост. Издавна в церковной традиции принято подходить ко Причастию натощак. Эта дисципли­нарная норма называется «литургический пост». Как правило, от пищи и питья воздерживаются с полуночи перед Причастием. Продолжительность литургического поста должна составлять не менее 6 часов. То есть, если вы после полуночи выпили воды, а утром к 9 часам собираетесь на литургию — это не повод отказываться от Причащения. Точно так же не повод отказываться от Причастия, если утром проглотил немного воды при умывании. Следует помнить, что дисциплинарная норма распространяется на физически здоровых людей. Для тех же, кто, например,

Святое Таинство Причащения Господь Иисус Христос установил на Тайной Вечери с апостолами накануне Своих страданий. Он принял в Свои Пречистые руки хлеб, благословил его, преломил и разделил Своим ученикам, говоря: «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое» (Мф.26:26). Потом взял чашу с вином, благословил ее и, подавая ученикам, сказал: «Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф.26:27,28). Тогда же апостолам, а в их лице и всем верующим Спаситель дал заповедь совершать это Таинство до скончания мира в воспоминание Его страданий, смерти и Воскресения для теснейшего соединения с Ним верующих. Он сказал: «Сие творите в Мое воспоминание» (Лк.22:19).

Согласно апостольской и святоотеческой традиции Церковь являет, живет и воплощает себя в событии Пятидесятницы, таинственно и непостижимо возобновляющегося каждый раз в совершенстве во время каждой Литургии в течение почти двух тысяч лет. Ежедневно совершаемая в храмах по всему миру Литургия – не повторение или дополнение Пятидесятницы новыми дарами Святого Духа, а ее длящееся по благодати в земных пределах Евхаристическое Восуществление. Первая апостольская и последняя литургическая Пятидесятница на земле связаны между собой по формуле Халкидонского догмата: «неслитно, нераздельно, неизменно, неразлучно».
Дары Евхаристии — Божественны, уникальны, неподобны, исключительны, самобытны, и онтологически незаменяемы на их абсолютную сущностную копию. Как не может в природе быть двух Христов, так немыслимо существование двух Евхаристий. Тело и Кровь Господни, как сама Литургия, подлинно, бытийно, единоприродно те же самые, какими причащались апостолы во время Тайной Вечери. Это чудо не подвластно падшему дедуктивному уму. Его философский анализ невозможен. Оно схоже с чудом насыщения пятью хлебами и двумя рыбами пяти тысяч человек (Мк. 6, 3о-44) только не в пространстве «на траве зелене», а во времени, исчисляемом десятками веков.
Каждый из пяти тысяч, евших чудесным образом самовосполняющиеся хлеб и рыбу, вкушал тот же самый хлеб и ту же самую рыбу, которыми насытились апостолы. Подобно и мы, христиане, причащаемся теми же самыми Тайнами Господними, что Христос преподал Своим ученикам. И тогда и сейчас мы принимаем «Хлеб Жизни» из рук Самого основателя Церкви – Иисуса Христа. Эту тайну утверждает молитва, читаемая перед Причащением: «Вечери Твоея Тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими».

В Плоти и Крови Христовой уничтожается преграда между Богом и человеком, между Творцом и творением, между Вечностью и временем. Плоть и Кровь Христовы принадлежат нашему земному миру, но преображенному, ничего общего не имеющего с гордыней человеческой автономии, с бунтом против божественной любви. Земное тело Христа завязалось в утробе Матери Божией. Оно по своему рождению принадлежало тварному миру, но было неразрывно связано с Богом, как приношение, как кроткое выражение бесконечной благодарности животворящей Любви Отчей.

Хлеб и вино – земные природные вещества — Церковь приносит Богу на Литургии по образу жизни плоти Христовой. Под хлебом и вином Церковь понимает всю вселенную, от земли до самых дальних звезд, и возвращает ее Богу. На Литургии она вручает жизнь всего мира любящей воле Отца и приносит ему благодарение за эту благодатную возможность, осуществленную Христом. Хлеб и Вино Евхаристии нам даны не для утоления жажды и голода, не для автономного выживания в земных пределах, благодаря Им мы входим в благодатно-жизненную связь с Богом.

Каждый член Церкви соединяется с жизнью Отца, через Тело и Кровь Сына посредством даров Святого Духа. На Тайной Вечери Христос даровал ученикам не право прелагать Хлеб и Вино в Свое Тело и Кровь, установил не Таинство Евхаристии, как воспоминание о Своем жертвенном подвиге, Он воосуществил Церковь, как пребывание в Его Любви. Христос «установил» Таинство Причастия на Тайной Вечери, но не в отрыве от Церкви, а в единстве с ней. Церковь и есть Тайная Вечеря. Причастие – это не анатомическое чудо, не вещественная святыня, а исполнение благодатно-природного единства Церкви – Христа и христиан. На Литургии Церковь осознает себя во всей полноте, как Таинство Царства, дарованное через Причастие.

Поделиться: